Агапов А.В. До сих пор жалею, что вернулся…

/netcat_files/241/353/714922cb72b7f6717357e0e146b04cf4
Рейтинг
19
4 голосов

  Помните матч сборной России по футболу в отборочном цикле первенства Европы 2004 года, когда погас свет на стадионе «Локомотив» в Тбилиси в октябре 2002 года? Событий за эту поездку было много. До сих пор вспоминаю их в мельчайших подробностях. Один момент накануне той игры (вам он может показаться, может быть, незначительным) особенно остро запомнился и до сих пор не выходит у меня из головы.


 В то время главный город Грузии, как и впрочем все страны и столицы бывшего Советского Союза, переживал не лучшие времена. По прилету нашей команды в Тбилиси не покидало чувство запустения города, поражали серые полупустые улицы, дома, такие же серые, с вывешенным на балконах в центре города на веревках бельем, малочисленными прохожими и одиноко проезжающими машинами. Одна из центральных гостиниц, мимо которой мы проезжали, в советские времена пережившая эпоху расцвета, а теперь отданная под общежитие для беженцев, ничем не отличалась от остальных домов – зияла обвалившейся штукатуркой и была вся завешана сохнущими тряпками.


 Люди с автоматами, встречавшие нас у порога другой гостиницы, в которую мы приехали, тоже оптимизма не внушали. Организаторы, приветливые, радушные люди с грустинкой в глазах, извиняясь на каждом шагу, делали все, что было в их силах, чтобы наша команда чувствовала себя хоть как-то комфортно. Разместились.


  Я, кроме прочего, отвечал за питание сборной, меню посылал заранее, приехав в гостиницу, поднялся на последний этаж, где располагался зал ресторана, обсудить нюансы с администратором этой точки питания. Нет того, нет другого, нет третьего. Кое-как договорились найти замену продуктам, оговорили порядок расстановки блюд. Команда приготовилась и поехала на тренировку. После нее – пошли на ужин.


 Ужин прошел не шатко не валко. Советские разварившиеся макароны, сухая несъедобная курица, мясо, больше напоминавшее резиновый коврик. «То, что смогли найти», - объяснили представители грузинской федерации футбола, сопровождавшие нас. Обслуживали команду в зале четверо молодых людей, официантов, два парня и две девушки доброжелательные и стеснительные. Но не в этом суть.


 Поели. Игроки, тренеры, персонал разошлись. Я попил чаю и спустился в свой номер. И тут вспомнил, что забыл сообщить подкорректированное тренерским штабом время питания на завтрашний игровой день. Написал время на листке, поднялся на этаж, где только что ужинали, открыл деревянную дверь ресторана и застал картину, которая до сих пор стоит у меня перед глазами. Официанты и администратор, молодые голодные ребята, рассредоточились вдоль столов, на которых стояли мармиты с остатками еды, конвульсивно, руками запихивали в, и так набитые рты куски плохо жующихся мяса и курицы. С испугом они обернулись в сторону открывшейся двери, и замерли с едой в руках.


 По инерции, сделав несколько шагов в зал, я остановился. Смятение и пауза были сродни гоголевским, и у них, и у меня. Я смотрел на них, - они на меня.


 Как-то нужно было выходить из ситуации. Развернулся, сказав, что зайду через пять минут. Постоял в предбаннике у лифта, вернулся в зал. Протянул листок с расписанием администратору, извинился и вышел. Побороть чувство смущения ни они, ни я не смогли. Я - до сих пор. И зачем я вернулся в ресторан…?


 Потом была игра, которую наша сборная прекрасно начала. Полностью заполненный стадион, на котором несколько раз выключался свет, пока он окончательно не погрузился во тьму. Болельщики на трибунах со скрученными в трубочку и подожженными газетами. Уход с команд с поля под свет зажигалок. Факела, сделанные из корцангов с намотанной ватой облитой спиртом, освещавшие раздевалку сборной России. Долгое ожидание починки электрического генератора и вердикт комиссара матча о переносе матча. Спокойное, уверенное поведение главного тренера, его речь при факелах в ожидании продолжения игры. Выезд нашего автобуса со стадиона под град камней и разбитые стекла, которые мы рассматривали уже в аэропорту.


Такого количества событий, за одну поездку, что-то не припомню. Но…


Зачем я тогда вернулся в ресторан…?

Все А еще был случай...