Регистрация    
Прогноз погоды:
Радио «Спорт»
+ Добавить в избранное четверг, 27 январь 2022   
ЖУРНАЛ ПРАКТИЧЕСКОЙ СПОРТИВНОЙ МЕДИЦИНЫ
вопрос-ответ
Тема: Травматология

Вопрос:

Здравствуйте. Подскажите пожалуйста , что мне делать , чтобы вылечить травму бедра. Я 10.12.19 г катался на горных лыжах и крепко  упал. В результате падения образовалась большая гематома сбоку на левом бедре(яма как будьто там граната взорвалась) , холод первые три дня и сразу начал мазать синяки гепариновой мазь, а внутри гематомы накопилась жидкость и с 16.12.19 г. врачи начали делать пунктирование  каждый день и вводили в место травмы спирт и новакаин, дома делал компрессы с димексидом 10 дней и тугая повязка в течении дня, с 23.01.20 накапливаться жидкости стало меньше но все еще делаю пунктирование 2 раза в неделю и вводили лекарство фторурацил 4 раза по 3 мл , крайний раз пунктировали 30.01.20 было 27мл. Меня беспокоит , что синяки уже все давно прошли, а вот жидкость продолжает накапливаться,в тоже время движения левой ноги не ограничены болевых ощущений нет, а 10.02.20 уже два месяца будет как я травмировался. Посоветуйте и подскажите как долго лечатся такие травмы и правильно ли мы лечимся, может есть более эффективное лечение.И можно ли в таком состоянии грузить ногу , заниматься спортом или нет?

Ответ: Извините, мы не даём заочных консультаций

Смотреть все


добавить новость
добавить статью
добавить совет
добавить книгу в библиотеку
добавить фото
добавить видео
добавить персоналии
хочу вести блог, тему, раздел
поздравить
Спортивное страхование
Вопрос очень важен для нас. Кто Вы? Наш читатель или автор?

Главная / Статьи / В.Н. Санинский . Спортивная медицина – это неотъемлемая часть спорта высших достижений.

В.Н. Санинский . Спортивная медицина – это неотъемлемая часть спорта высших достижений.

 

 - Что у нас в стране происходит со спортивной медициной? Деградация, стагнация или возрождение?

 Спортивная медицина в России имеет глубокие исторические корни. Активно она стала развиваться в пятидесятые. Зоя Сергеевна Миронова, Нина Даниловна Граевская стояли у истоков развития этой науки.

 В дальнейшем спортивная медицина проходила разные этапы становления, но никогда спортивная медицина не была оторвана от спорта. Ей руководил или Олимпийский комитет, или Комитет по физической культуре и спорту.
Врачи, массажисты всегда оставались в штате спортивных команд наравне с тренерами, спортсменами, администраторами и делили все победы и невзгоды вместе с ними.

 Я считаю, что последнее изменение в структуре медицинского обеспечения спорта, нанесло большой вред всей нашей профессиональной отрасли. В настоящее время спортивные медики напрямую подчиняются Министерству Здравоохранения. Сейчас все отношения в спортивной медицине строятся на личных контактах и на деньгах. Забыли, что должна существовать какая-то идеология, какие-то отдаленные последствия. Сиюминутно сделали.

 ФМБА – прекрасная структура, созданная для своих профессиональных дел. Но почему спорт высших достижений должен быть в этой структуре, я не понимаю.
Спортсмены проходят медицинское обследование на базе замечательно оборудованных клиник ФМБА, но специалисты, которые смотрят результаты обследований, не знают ни тенденций развития спорта, ни тенденций развития спортсмена, ни специфики данного вида спорта. Они не могут отличить гандбол от настольного тенниса! Читая некоторые заключения по итогам углубленного медицинского обследования, поражаешься. Как под копирку! Чего бы там не делали, какие бы дополнительные виды обследования не проводили – заключения и рекомендации идут практически одинаковые.

 Да, конечно, мы добились сейчас того, что процент спортсменов сборных команд, проходящих углубленное медицинское обследование, значительно вырос. Это здорово. В свое время, мы считали, что сорок пять - пятьдесят процентов спортсменов сборных команд, прошедших УМО, - это хороший результат, при том, что деньги на молодежные, юношеские, не говоря уж о детских, не выделялись. Сейчас выделяются средства на ближайший резерв, на сборные всех уровней и возрастов, на спортсменов паралимпийских и сурдолимпийских сборных. В отсутствие средств, в конце девяностых, начале двухтысячных, мы проводили одно обследование в год, при норме – два раза. Денег не было. Сейчас – средства выделяются большие, проводятся обследования и все это упирается в бредовые заключения.

 Заявление, о том, что спортсмены будут проходить обследования в лучших клиниках ФМБА, не соответствует действительности. Половина, а то и больше спортсменов проходят диспансеризацию в Федеральном диспансере на Доргомиловской, в Москве, в условиях и на оборудовании оставшемся еще с советских времен.

  Методологически ФМБА повторило ту документацию, которой работали мы. К работе над этими документами мы привлекали специалистов из Академии Наук, специалистов узкой направленности высочайшего класса и они имели практическое значение. Сейчас ее стало больше, документация хорошая.
Но на практике получается следующее. Выполняется то, что написано в сегодняшних приказах процентов двадцать-двадцать пять.

 Спортивная медицина – это неотъемлемая часть спорта высших достижений. Нам необходимо поднимать уровень врачебно-спортивной службы на местах.

 Нынешние врачи сборных команд очень слабо знают фармакологию. Те, кто самостоятельно изучает эти вопросы, знает ее на каком-то элементарном уровне и может составить план фармакологической поддержки на тот или иной учебно-тренировочный сбор. Но отдельного обучения этому нет. Есть только ознакомительные семинары по новым фармакологическим препаратам или биологическим добавкам. И те проводятся по инициативе фирм, которые начинают ими торговать в России и не всегда эти фармпрепараты подходят спортсменам. Многие врачи используют препараты, которые покупаются через интернет, часто это препараты, ввезенные серыми дилерами или непонятного происхождения.
Те врачи сборных, которые владеют иностранным языком, порой используют препараты, о которых они услышали от иностранных коллег или случайно увиденные у соперников. Анархия. Системы нет.

 У нас была идея (не воплотилась в жизнь из-за отсутствия средств) и она должна быть осуществлена непременно, - создать отдельный Центр спортивного питания и спортивной фармакологии. Это целая структура. В Китае таких организаций около пяти. Они работают только на спорт. Разрабатывают программу под каждый вид спорта, на каждый этап подготовки, с учетом целей и задач. Они знают, как работает тот или иной препарат, какова его эффективность, как они себя ведут в схеме, как взаимодействуют друг с другом. Подделкам просто нет в этой системе места.
Врач в команде получает отработанный, оттестированный на практике план, который осталось только пунктуально выполнить. И врача никто не сможет обвинить в том, что тот использовал какие-то запрещенные препараты. Все расписано. Выполняй, контролируй, делай свои замечания, консультируйся с головной структурой, которая отвечает за вопросы фармакологической поддержки.

 У нас есть институт, который занимается питанием, - рекомендаций от них не так много, контактировали с ними, приглашали – слушали. Четко сформулированных программ от них нет, какая-либо система взаимодействия отсутствует. Для нас же важна разложенная по полочкам структура организации процесса: обследование спортсмена должно быть расписано от и до, программа по фармакологии и спортивному питанию должна быть сформулирована и утверждена специалистами. Этот же центр должен заниматься исследованием фармакологии и питания, которое используют в мире. Что-то брать себе, что-то отбраковывать. Все это касается не допинговых препаратов. Подчеркиваю – не допинговых.

 А, у нас каждый – кто во что горазд. Поэтому столько случаев, когда сталкиваемся с положительными результатами на допинг-контроле. Система идет самотеком.

  Я не знаю ни одного тренера сборных команд, который бы приветствовал произошедшие изменения в структуре спортивной медицины. Наверное, это было сделано потому, что в тот год, когда было принято это решение о передаче ее под крыло ФМБА, прошла целая серия допинговых скандалов. И главной целью было остановить эту вакханалию.

 - Что еще бросается в глаза?

 - Происходят парадоксальные вещи. Врач или массажист должен за свой счет брать билеты, приезжать на сбор или соревнования к команде, снимать отдельно номер. Его, потом, вносят в списки на проводимый сбор, специалист возвращается, отчитывается и только месяца через три-четыре он получает свои деньги обратно. Медики не настолько богаты. Средняя зарплата – тридцать тысяч рублей. Ситуация в корне неправильная.

 Подорван авторитет врачей и массажистов. Почему? Потому, что они не имеют своего «Я» в команде, поскольку они приставлены к команде со стороны. Как врач может давать тренеру медицинские рекомендации по корректировке учебно-тренировочного процесса или проведению каких-либо медицинских мероприятий, когда в любой момент тренер может сказать: «-У меня свои проблемы, свой план подготовки, а ты вмешиваешься». Если врач начинает активно что-то доказывать, то главный тренер, отвечающий, в конечном итоге за результат, говорит: «-Такой врач мне не нужен». Как такая структура, как ФМБА может оставить врача в команде, если тренер отказывается с ним работать? Никак. Дают нового. Тот начинает приспосабливаться, входить в специфику этого вида спорта.
В такой ситуации о профессиональном отношении к делу вопрос не стоит. Бесправие медицинских специалистов полное.

 Удручающий случай. Подготовка спортсменок в одной из сборных команд по циклическим видам спорта в прошлом году. Пришел иностранный тренер с мировым именем. В команде есть спортивный врач. Опытный, давно работающий, знающий специфику спорта, талантливый человек. Спортсменки начали подготовку в мае, их завалили физической нагрузкой по принципу «кто выживет, тот выживет». И вело, и коньки, и беговая подготовка. Давая запредельные нагрузки, тренер был против каких-либо методов контроля, включая биохимический и это при наличии своего биохимика в федерации. Против восстановительных мероприятий и методов поддержки спортсменов.
Да, великий тренер, но на замечания врача говорил, что его это не интересует и что он руководствуется своей интуицией. Что может сделать врач? Тупик. При этом человеческие отношения остаются нормальными, дружескими. В то же время, тренер не внемлет советам, которые дает доктор команды. Зачем тогда нужна спортивная медицина?
Потом, когда все увидели и поняли, что девочки устали, перетренированы, не тянут, только тогда стали вводить восстановительные мероприятия и потихоньку выводить из этого загнанного состояния. Спортсменка, которая два этапа подготовки готовилась сама, с постепенно нарастающими нагрузками, под контролем специалистов спортивной медицины, показала результат. Остальные так и не смогли выйти из «ямы».
Сейчас ситуация там изменилась. Все идет более-менее правильно.

 Должен быть налажен тесный контакт представителей спортивной медицины и руководителей федераций. Не должен быть отделен медицинский состав от спортивного. Должно быть четкое взаимодействие. Сейчас очень много молодых тренеров, а система подготовки тренеров практически исчезла. Тренерской культуре в вопросах медицины и в отношениях с врачом неоткуда браться. В футболе реанимируют, правда с большим финансовым креном, - обучение в ВШТ и экзамен на категорию стоит баснословных денег, многим не по карману.
 Но разговор о другом. Разговор о триумвирате: главный тренер, спортивный врач и сам спортсмен. Это не новое, такое было не так давно. Именно от этого содружества зависит результат спортсмена. Сейчас такого практически нет.

 Должен быть создан единый Спортивно-Медицинский центр. Большой, солидный, комплексный. Лечебный процесс, обследования, отбор, стационар, научно-практическая работа, повышение квалификации, амбулаторное лечение и прочее. Общероссийский центр. В регионах должны быть созданы филиалы этого центра. Они должны быть идентичными по своим функциональным и практическим возможностям. Может, по организационно-штатным структурам они будут несколько другими, но они должны быть в единой системе и решать те задачи, которые перед ними будут поставлены.
В каждом регионе есть приоритетные виды спорта и именно на эти виды спорта будет направлено особое внимание этих центров. В этом центре спортсмены смогли бы проходить обследования по утвержденным программам, которые входят в последний приказ, касающийся спорта высших достижений. Кстати, очень хороший приказ, хорошие программы углубленного медицинского обследования (этапных, контрольных), обследования паралимпийцев и сурдолимпийцев , детей, начинающих. Но где они будут проходить, это обследование? Программа-то есть, а объем, который в ней прописан ни в одном врачебно физкультурном диспансере, за некоторым столичным исключением, выполнить невозможно. ЭКГ, некоторое количество клинических анализов. Биохимические анализы для ВФД – это роскошь, которую позволить себе могут немногие.

 У нас в Московской области такая идея витала и была мысль на спортивной базе в Раменском создать такой центр, потому, что недалеко от этой базы находятся два больших центра подготовки сборных команд.

 Почему в советские времена Великий большой ЦСКА был лидером во всех видах спорта и пятьдесят процентов олимпийских медалей были завоеваны армейскими спортсменами? Была мощная спортивная база, где были все виды спорта. Впервые в стране, внутри этой структуры, был создан врачебно-спортивный диспансер. Не физкультурный, а именно спортивный. Потому, что речь шла о спорте. Детей готовили именно к спорту. Были в его составе все подразделения, которые были необходимы. Спортсмены, тут же, не отходя от станка, могли в любой момент придти в него в сопровождении врача команды, обратиться к специалисту или нескольким. Пройти углубленное медицинское обследование, после которого, на третий день собираются специалисты: тренер, врач команды, руководитель диспансера и узкие специалисты, которые сделали те или иные замечания по состоянию здоровья или функциональному состоянию спортсмена. Тут же составлялся план реализации этих мероприятий, отдается тренеру. Тренер мог быть полностью согласен или не согласен, но ему доказывалась правильность рекомендуемых методик.
И, это происходило в тех условиях, когда не было мощной фармакологии, но была четкая организация процесса медицинского обеспечения.
Никогда у нас не было, что к важным соревнованиям, Олимпийским играм спортсмен подходил в не том функциональном состоянии или больным. Вот эту систему нужно реализовать в масштабах страны.

 Время расставит все на свои места. Спортивная медицина вернется в структуру спорта, в систему министерства спорта. С МинЗдравом не должно быть никакого разрыва, ведь оно обладает колоссальными возможностями. Это лечебные и научные учреждения, огромная практическая база, это институты и ученые, которые всегда помогают, консультируют во всех вопросах.

 - В советские времена в Тарту был институт, в котором был факультет спортивной медицины. Может быть, имеет смысл создать в России учебное заведение, в котором бы готовили специалистов по спортивной медицине высшего и среднего звена и проводилось повышение их квалификации?

 - В проекте различных документов, которые были отработаны в последние годы по вопросу улучшения работы медицинской службы спорта, предполагается создание таких учебных заведений при медицинских институтах. Отдельное учебное заведение для специалистов спортивной медицины – это на данный момент ненаучная фантастика.
Обучение таких специалистов должна взять на себя система высшего медицинского образования. Вводить кафедры по подготовке спортивных врачей, что постепенно сейчас происходит. Делать специализированные группы в медицинских училищах по подготовке кадров среднего звена спортивной медицины - физиотерапистов и массажистов. Нет системы подготовки специалистов спортивной медицины.

 Без системы подготовки, первичного обучения, нет специальности.

 Переподготовка врачей и массажистов сборных команд. Раньше этот важный процесс был централизован. С 2000-го по 2007 год была отлично налаженная система подготовки и повышения квалификации. Мы составляли план обучения на год. Врача или массажиста, которому подходило время специализации или переподготовки, включали в план, отдавали приказом, договаривались с федерациями, чтобы это проходило вне сборов. Специалист отправлялся на базу 3-го Стоматологического института или в Центр спортивной медицины на Курской повышать квалификацию на два-три месяца. Это было разумно и грамотно. Мы не имели тогда такого финансирования, которое имеется сейчас. Разница фантастическая.
Но, и обратная ситуация. Колоссальное отличие в уровне подготовки специалистов, которые работают сейчас и работали три-четыре года назад. Те врачи, которые имели опыт работы, практически все ушли. Остались единицы. Пришли молодые, после института, не имеющие за плечами практики, но имеющие связи, протекцию, пользующиеся принципом землячества. Приходят не подготовленные. Для тренера такой «сырой» врач - это обуза.

 - Учить-то, кто будет? Ваше поколение «зубров» спортивной медицины через десять-пятнадцать лет будет сидеть на даче и воспитывать правнуков.

 - Я думаю, что в ближайшие пять-десять лет появятся грамотные специалисты, которые впитывая современные тенденции, будут базироваться на наших традициях. Корифеи, которые застали еще советскую спортивную медицину, еще работают. Причем здесь возраст? Академики, профессора, у нас работают, если позволяет здоровье и на плечах светлая голова, столько, сколько нужно. Надо только хотеть использовать их знания и опыт.

 Нужно приглашать специалистов и устраивать не голые лекции, с показом на пальцах, а с четкими, конкретными примерами, случаями из практики. В каждом виде спорта у нас есть люди, которые глубоко знают специфику медицинского сопровождения именно данной дисциплины. Николаев – бокс. Кузнецов – лыжные гонки, биатлон. Ахапкин – борьба, единоборства. Ипатенко – легкая атлетика, футбол. Массажист Аскер Барчо,- таких в мире единицы, - как не использовать его опыт?! Есть и профессора-массажисты, но они больше теоретики. А в деле обучения нужен человек от сохи, прошедший все. Аскер – сам спортсмен, на своей шкуре испытавший все тяготы спорта, работающий уже не одно десятилетие с топ-тренерами со всего мира и находящий со всеми общий язык.

 - А Ваши знания и опыт востребованы?

 - На сегодняшний день эти знания нужны только тем тренерам, с которыми мы долгое время работали и которые понимают толк в качественной спортивной медицине. Многие из них перешли в детско-юношеский спорт, часть еще работает со сборными командами. Только по своей инициативе я провожу встречи с тренерами в различных городах Московской области, в детско-юношеских спортивных школах, школах Олимпийского резерва.
Что касается спорта высших достижений, то мой опыт оказывается никому не нужен. Последние четыре года постоянно звонят, советуются, спрашивают, консультируются. Но, все на неофициальном уровне. Об активном использовании меня речи не идет. Я вижу просчеты в организации спортивной медицины, я знаю, как нужно сделать, чего делать нельзя, масса нереализованных наработок…

 - Готовы взяться за дело и сделать так как надо?

 - Я не сижу без работы. Опыт остается и накапливается. Я не замыкаюсь в рамках того, что было. Я живу сегодняшним днем, интересуюсь всеми новыми тенденциями и нюансами нашей профессии. За какой бы объем работы я не взялся бы, первостепенной задачей считаю обучение молодых врачей, которые работают со сборными командами, потому, что успех того или иного спортсмена или команды зависит наполовину от правильного медицинского обеспечения.
Пятьдесят процентов от тренировочного процесса: это тренер, это талант спортсмена, это тренировочный процесс. И пятьдесят процентов - это здоровье спортсмена, в понятие которого входят много аспектов: профилактика, грамотная медицинская помощь, работа, направленная на то, чтобы спортсмен проходил правильно все этапы подготовки, медико-биологическое сопровождение учебно-тренировочного процесса. Чтобы не было перетренированности,- на что сейчас никто не обращает внимания, об этом ни один врач не задумывается!
Меньше десяти процентов работающих со сборными командами врачей, могут грамотно составить план медико-биологического обеспечения на какой-либо этап подготовки или сезон. Почему? Никто не требует эти планы!

 - Скоро Олимпийские игры в Лондоне. Что можно сказать о медицинской поддержке нашей спортивной делегации?

 - Количественно – верно, качественно нет. Руководителем медицинской службы делегации, представляющую страну на Олимпийских играх, отвечающим за медико-биологическое обеспечение всех национальных сборных назначен г-н Архипов. Для меня - непонятное решение. Я Архипова уважаю, как специалиста-травматолога. В своем деле он дока. Успешно оперирует, ведет нормально бизнес.
Но! Он не имеет вообще никакого опыта руководства подобных мероприятий, руководит максимум пятью человеками у себя в отделении. В ФМБА есть люди, которые возглавляют лечебные учреждения, есть специалисты, имеющие подобный опыт, пусть не на таких крупных мероприятиях, отставные военные, которые знакомы с организационными принципами медицинского обеспечения групп состоящих из большого количества людей и выполняющих общую задачу. Это целая наука.
Да, Архипов на слуху, знает многих тренеров и руководителей, раскручен в прессе. Но почему никто не думает о деле? Как до этого можно дойти?
Олимпиада для медицинской службы – работа сродни участию в боевых действиях. Если бы его взяли специалистом–травматологом, я бы понял. Но руководителем обеспечения Олимпийских игр национальной команды!

И еще. Зачем брать в составе бригады медицинского обеспечения игр специалистов, которые вообще там не нужны? Физиологов, парапсихологов, узких специалистов и тому подобных. Получается полный отрыв от реальности. В медицинском центре на таких мероприятиях должны быть реально необходимые специалисты: травматологи, специалист функциональной диагностики, терапевт, физиотерапевты, массажисты. А мы включаем, чуть ли не проктологов. Для чего?

 Сейчас, спортсмены, едущие на Олимпийские игры, я могу это сказать авторитетно, поскольку много раз возглавлял медицинскую службу России на Олимпиадах, - до девяноста процентов, практически здоровы. Остальные – нет. Работа нашего, российского медицинского центра, внутри Олимпийской деревни ведется круглосуточно, поскольку приезжает много спортсменов с травмами и заболеваниями, полученными в процессе подготовки. Начинаем лечить бронхиты, пневмонии, ангины. А с кариозными зубами – очагами хронической инфекции сколько! Потом говорят: не выступил хорошо, потому что болел. А зачем в таком состоянии ехать на главные игры планеты?! Почему такое базовое понятие для спортсмена, как здоровье, остается на втором плане?

  - Много медалей завоюем?

 - Касаясь прогноза медалей, - неутешительные перспективы. В легкой атлетике – две-три золотые медали и это будет высочайшим достижением. Гимнастика, тяжелая атлетика – будем с медалями. Водные виды спорта,- надежда только на синхронное плавание, в плавании медалей не будет, прыжки с трамплина, тоже ничего. Может быть, кто-то выстрелит на длинной воде. У нас впервые, не в полном составе на Олимпийские игры едет команда борьбы. Недобрали лицензии. Бокс. Впервые тоже не в полном составе, опять же не добрали лицензии. С трудом завоевали две лицензии в гребном слаломе. Гандбол не попал на игры. Мужской баскетбол под вопросом. Большие проблемы в водном поло. Только на волейбол можно надеяться. Мужской и женский. Из остальных игровых видов спорта надеяться не на кого. Десяток золотых медалей если наберем, то это будет для нас, к сожалению, достижением.

 Есть предчувствие, что перед Олимпиадой мы еще станем свидетелями очередного допингового скандала с участием наших спортсменов. Достанут пробы пяти-шести годичной давности, опубликуют их и устроят обструкцию.

 Мы сами виноваты во многом. Как готовились, как выступали на многих чемпионатах, то и пожинаем.

Вернуться в категорию »

Все новости »

Последние Новости о спортивной медицине.

Витамин D и самоизоляция

Эксперты рекомендуют мониторинг показателей витамина D в период пандемии.

714

Как поднять иммунитет

Есть ряд продуктов способных поддержать зашитные силы организма в боевом состоянии.  607

BWT – спонсор соревнований «Кубок Владимира Сальникова»

В предновогодние дни в Санкт-Петербурге прошли международные соревнования по плаванию «Кубок

Владимира Сальникова».

56

Новости о спортивной медицине, интересные вам:

Президент Белоруссии намерен обращать больше внимания на развитие спорта в стране

В своем ежегодном послании Нацсобранию и белорусскому народу - президент республики Александр Лукашенко отметил, что намерен заняться актуальными проблемами развития спорта в стране. В речи упоминается, что трудности белорусского 1318

В Ярославле занимаются активной подготовкой будущих паралимпийцев

Спортивные мероприятия для детей инвалидов становятся в Ярославле привычным явлением. Только в 2013-м году в спортивных соревнованиях для лиц с ограниченными физическими возможностями было не менее 500 участников детского возраста 1588

Пока нет оценок.

Комментарии  (для добавления комментариев войдите в систему.)