Азаров В.Н. Горячий день

/netcat_files/241/353/0cbb7b87f3161a5d505e1703ac1a04fb
Рейтинг
5.0
4 голосов

 


 


 Я работаю врачом футбольной команды вот уже второй сезон. Опять сижу с командой на предсезонных сборах. Вспоминается случай произошедший в этом же отеле прошлой зимой. Прошел год, а детали случившегося тогда всплывают все с большей и большей четкостью, как будто это было вчера. Сейчас расскажу…


 Турция. Предсезонный сбор, третий по счету. Рутинная работа команды, загнанной в режим дня с двухразовыми тренировками. Один День Сурка сменяет другой. Не успеваешь утром проснуться, как наступает вечер,- время летит пулей.


 Тренировка, больные, питание команды, опять тренировка, опять больные и травмированные, опять кормить команду и опять заниматься больными. В один из дней в середине сбора, когда все шло «по накатанной», как раз и произошли эти события.


 Утренняя тренировка прошла в обычном режиме – большой объем работы, игровые упражнения, столкновения, мелкие травмы. Перед обедом ко мне заходит игрок и говорит «Доктор, я прикусил язык во время столкновения, посмотри, пожалуйста». Высовывает язык, смотрю - небольшая ранка, слегка кровоточит. Одна из мелочей, с которыми ко мне обращаются постоянно. Говорю «давай обработаю», беру со стола с разложенными медикаментами пластмассовый пузырек с хлоргексидином и начинаю обрабатывать ранку на языке этим дезинфицирующим раствором. Говорю «может немного пощипать».
Футболист дергается, выкатывает глаза и начинает кричать, что есть мочи! Я ему – «Не придуряйся, все же не до такой же степени, вот смотри…», беру и из этого же флакона вливаю себе в рот струйкой жидкость. Парень еще больше выпучил глаза на меня. Влил я себе жидкость, резкая боль обжигает рот, хочу кричать не могу сделать вдох, в секунду пробивает холодный пот. Хватаю игрока и бегу с ним к умывальнику, где по очереди полощем рты. Спортсмен после этого убегает из моего номера, успевая сказать обо мне все, что думает в этот момент.


 Я ошарашенный беру вновь в руки маленькую плоскую пластиковую бутылочку с медицинской жидкостью. «Раствор аммиака». Нашатырный спирт. Мне и читать-то эту надпись не надо. Понял, что это так, как только залил себе в рот добрую порцию этого «дезинфицирующего средства». Вот так обеззаразил…! Как он здесь оказался?


 Язык распух и болел нещадно! Интересно, как там дела у спортсмена? Пошел к нему в номер, еле уговорил открыть дверь – не хотел пускать. Извинился, еле-еле уговорил обработать. Теперь уже десять раз прочитал название на флаконе, трижды показал пострадавшему. Промыл пораненный и обожженный язык. Самое доброе, что мне сказал игрок, уходя, были слова «Сука, док! Будешь теперь меня всю жизнь из соски кормить!». Как я его понимал! У самого язык «разрывался на части» от боли.


 Кое-как все успокоилось, хотя этот молодой человек оказался на удивление болтливым, несмотря на то, что ему наверняка было трудно говорить. Он растрепал всей команде о том, что произошло. Дошло и до главного тренера. Ничего переживем. День продолжался...


  Прошел обед, наступило время вечерней тренировки. По дороге от отеля до поля команда подшучивала надо мной, не зло, по-доброму. Я не обижался. Виноват.


 На первых минутах тренировочного занятия, в игровом упражнении, два игрока сталкиваются головами. Один встает, потирая ушибленный лоб, второй лежит на спине с закрытыми глазами, стонет, причитает «О, моя голова».
Подбегаем с массажистом, достаю из медицинского чемодана нашатырь, не жалея смачиваю вату и подношу ее к носу пострадавшего. И, по привычке, стал делать рукой маятниковые движения возле носа. Обильно смоченная вата начинает разбрызгивать вокруг себя капли. В этот момент, от резкого запаха игрок открывает глаза. Брызги только этого и ждали, капли аммиака летят в них. Не везет, так не везет!


 Парень вскакивает на ноги и уже начинает кричать о другом. «О, мои глаза! Воды! Дайте воды». О голове забыл. А, воду-то мы не взяли, выбегая. Пока мой помощник рванул за водой, пока туда-сюда, на крик игрока начали подтягиваться чуть ли не прохожие. Команда наблюдала за происходящим оцепенев и открыв рты.
Парень кричал и отбивал бессмысленные поклоны. Наконец-то промыли глаза, дали игроку умыться, но с тренировки его пришлось снять. Закапал Визин, обошлось без больницы. Тренер с трудом заставил футболистов продолжать занятие.
Пробегая мимо меня, они то и дело что-то говорили или отпускали шутки, сейчас уже дословно не помню, но смысл сохранил: жалко, что дело врачей-убийц закрыли.


 Да… Не задался у меня тот день с самого начала, так и пошло все дальше комом.
Прошел ужин. Вечером, после него, обычная история – ко мне валом валят больные и травмированные с жалобами и на лечение. В этот вечер был полный штиль. Все резко, почему-то выздоровели.
Вытащил из номеров к себе пострадавших сегодня. Одному промыл глаза, второму обработал сожженный язык и ему же сделал компресс с гелем на обе пятки – у него были почти затянувшиеся потертости. Для того, чтобы гель лучше впитывался, закрыл повязки целлофаном.


 Наступило время отбоя. Промыл язык и себе. Лег спать с мыслью о том, что хорошо, что этот день закончился.


 Утром, за час до подъема, стук в дверь. Открываю с недобрым предчувствием. Так и есть.
В коридоре стоит футболист с обожженным языком и держит в руках целлофан, которым были закрыты пятки. «Ты что наделал?» - спрашивает он, еле выговаривая слова, так, что почти не разберешь. И показывает мне сожженные гелем красные пятки. «Как я теперь тренироваться буду?». Почему-то он подумал, что я туда тоже добавил аммиака, о чем в последующем поделился с ребятами.
Вчерашний день, похоже, для меня еще не кончился. Пришлось на пять дней освобождать его от тренировок.


  Вот такой у меня получился день год назад.
А, как команда? Ничего обошлось. Единственное, что было неприятно, - на следующий день в разных точках гостиницы были развешены «боевые листки». Кто-то из игроков постарался. В формате А4 на компьютере был сделан коллаж – на котором был изображен пузырек с надписью «раствор аммиака». А, вместо пробки – моя голова бритая налысо, с увеличенным носом и длинными, как у осла ушами. Грустная была картинка. Пришлось обходить весь отель, снимать эти «произведения искусства».


Ну и, до сих пор, перед тренировками и играми подкалывают:
«Док! Нашатырь не забыл?!»

Все А еще был случай......