Агапов А.В. Отобедали...

/netcat_files/241/353/a10b1838abda7597284c4a19695c466b
Рейтинг
0
0 голосов

 


Середина девяностых годов. Мужская сборная России по баскетболу приехала на турнир в Аргентину.


  Русских, в то время, приезжало на американские континенты мало и сборной устроили теплый прием. Дали переводчика, жеманного молодого человека, говорящего с большими ошибками на русском и о России имевшего смутное представление.


 Турнир команда начала хорошо. Перед заключительной игрой, которая должна состояться вечером, организаторы повезли команду на обед в один из ресторанов Буйнес-Айреса. Переводчик таинственно сообщил, что всех ждет приятный сюрприз. Никто этому не придал значения. Всем, игрокам и тренерам, хотелось побыстрее закончить мероприятие, вернуться в гостиницу и в обычном режиме готовиться к предстоящей игре. Как всегда, все получилось с точностью наоборот.


 Долго ехали, вошли в тесный зал, расселись по внешнему периметру за расставленный буквой «П» стол, на котором напротив каждого лежала деревянная кухонная разделочная доска. Долго сидели, периодически напоминая хозяевам о том, что вечером игра и, что мы не можем позволить себе такую длинную паузу. Одновременно, с настороженностью поглядывая на разделочные доски.


 Переводчик, весь красный, почему-то, от волнения, периодически забегал в зал. Выслушав очередную порцию эпитетов в свой адрес, скрывался в подсобном помещении.


  И, вот, когда ожидание достигло апогея, вдруг, на всю мощность, раздались звуки «Калинки». В дверях, как в «Кавказкой пленнице» возникли две фигуры с подносами. Появились придурковатого вида парень с девушкой, одетые в национальные костюмы. Парень в костюм украинского казака, девушка в румынский национальный наряд. На голове каждого, конечно, были меховые шапки. На одном подносе – высокий стакан, налитый до краев и бутылка польской водки, на другом, краюха хлеба. Переводчик, довольный и потный, бегал вокруг этих ребят кругами, одергивая и поправляя изрядно помятую национальную одежду.
Встали в центре зала. «Калинка», бьющая по ушам, долго не замолкала.


  Из подсобных помещений и всех дверей, с любопытством, высунулись головы организаторов и обслуги ресторана. Наступила тишина. Переводчик, сияя от произведенного эффекта, предложил, по старому русскому обычаю, отведать хлеба – соли.


 Сергей Белов, сидящий в центре п-образного стола и не имеющий возможности выйти из-за него, оглядел команду. Взгляд упал на капитана команды Сергея Иванова, сидящего, как оказалось, потом, к своему несчастью, с краю.


- Давай, капитан, выходи.


 Сергей, будучи, по-жизни, скромным человеком, покраснел и, сглатывая слюну, вышел к процессии. Окунул губы в водку и потянулся за хлебом... Переводчик, вдруг, встал грудью между игроком и хлебным подносом , чуть не плача от обиды, от того, что русские не чтут, свои же традиции, начал показывать на стакан и требовать, чтобы тот выпил все до дна, одновременно объясняя любопытствующим соотечественникам, как должно быть. Сергей покраснел еще больше.


 Команда наперебой начала подсказывать. Основным мотивом подсказок было: «Пей, Серега, жрать очень хочется!»


  - Сергей Александрович! Чего делать-то?! - растерянно вопрошал капитан.


 Сергей Александрович, пытавшийся безуспешно утихомирить, до этого, распоясавшегося и перевозбужденного переводчика, поднял тяжелый взгляд на местную публику, перевёл на голодную команду, а затем на Иванова.


 - Чего. Чего. Пей…!


Команда притихла и впилась взглядом в капитана. Сергей Иванов торжественно взял трехсотграммовый стакан. Посмотрел, почему-то, на, вставшую уже стеной, за ряжеными, аргентинскую публику и одним махом влил в себя содержимое стакана, вызвав у них восторженный вздох.


Наступила тишина, нарушаемая только аплодисментами переводчика. Тренер мрачно уткнулся взглядом в пустую разделочную доску. Команда поняла, что что-то случилось.


Сергей торжественно, с гордой улыбкой, вернулся на место, не замечая изменений в настроении остальных.


Наконец стали выносить еду. На обед организаторы приготовили очередной сюрприз. Бараньи почки, говяжья требуха и прочий ливер. На горячее – по паре бычьих яиц.


На обратном пути в автобусе гробовое молчание. Приехали в отель и, практически, сразу поехали на игру.


Капитана на площадку не выпустили. Игру команда выиграла.

Все А еще был случай......